vera_mysina (vera_mysina) wrote,
vera_mysina
vera_mysina

Антимонопольная политика России

Успех любых экономических реформ во многом зависит от их обоснования, понимания населением и качества управления. Поэтому называть «реформой» всякое изменение в политике или институтах я бы не стала.

Ещё с 90-х годов прошлого столетия наша страна ступила на путь «рыночных» преобразований. Только вот многие меры, направленные, якобы, на улучшение нашей с вами жизни, отождествить с реформами совсем не получается.

Особенно много вопросов вызывают те экономические преобразования, которые направлены на усовершенствование законодательной базы в области регулирования монополистических процессов и конкуренции, поскольку эффективная антимонопольная политика является своего рода залогом стабилизации рынка и оздоровления народного хозяйства в целом.

В данной работе под антимонопольной политикой понимается взаимосвязь административных и законодательных мер государства, направленных на достижение и поддержание реального роста экономики путём регулирования уровня концентрации и монополизации производства, через ценовое и налоговое регулирование.

Несмотря на то, что ещё в 1995 году в стране был создан Госкомитет по поддержке малого предпринимательства, а в 1996 году Федеральные службы по регулированию естественных монополий на транспорте и в области связи, полноценный экономический регулятор, занимающийся антимонопольной политикой, появился в России лишь в 2004 году, когда правительством РФ были выделены базовые положения функционирования Федеральной антимонопольной службы.

За это время ФАС выработала чёткую позицию ряду вопросов ценообразования, включая непосредственно тарифную сферу и оборонный заказ, цены на лекарства и услуги связи.

Тем не менее, согласно докладу Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) о состоянии делового климата в России за 2017-2016 годы, недобросовестная конкуренция продолжает оставаться наиболее острой проблемой для ведения предпринимательской деятельности в России.

Если в 2011 году, лишь 19,7% респондентов регулярно сталкивались с недобросовестной конкуренцией, то к 2017 году их доля возросла до 23,6%. При этом число тех, кто никогда не сталкивался с искусственными проблемами на пути своей предпринимательской деятельности сократилось с 30,7% до 28%.

Наиболее удручающая картина наблюдается в компаниях строительного сектора и торговли, где порядка 85% компаний заявили, что в 2016 году столкнулись с недобросовестной конкуренцией.

При этом нельзя не обратить внимание на увеличение давления на отечественных предпринимателей со стороны зарубежных производителей.

Если в 2011 году лишь 16,9% респондентов обратили внимание на заметную конкуренцию со стороны импортных компаний, то к 2017 году их доля возросла до 18,2%. Число тех, кто называет заморскую «активность» невыносимой также увеличилось – с 9,2% до 12,9%.

И такая тенденция наблюдается на фоне провозглашения «курса» на импортозамещение во всех секторах экономики? Тут явно есть над чем призадуматься.

В то же время конкурентное давление со стороны производителей из ЕАЭС снизилось с 18,3% в 2011 году до 9,9% к 2017 году.

Существующие механизмы торгов и запросов котировок в сфере госзакупок, по мнению 52,5% предпринимателей-респондентов, создают барьеры для добросовестных участников, а пятая часть всех респондентов и вовсе назвала их «неэффективными и ограничивающими конкуренцию».

Удручает тот факт, что представители бизнеса констатируют единство регуляторного пространства на уровне законодательства - почти 65% респондентов, но при этом 60% не видит такового на уровне правоприменения.

Полагаю, что в большей степени это связано с тем, что на региональном уровне не совсем качественно проработаны полномочия касательно ряда налоговых льгот.

Среди основных барьеров, встающих на пути отечественных предпринимателей, называются, помимо нехватки средств, - низкая предсказуемость условий хозяйственной деятельности и недостаточность применяемых мер налогового стимулирования.

Это позволяет сделать вывод, что ФАС на данный момент не располагает достаточным количеством инструментов для эффективного регулирования и ведения антимонопольной политики в стране.

Тем не менее стоит отметить, что с необоснованным ростом цен на основные продукты питания ФАС достаточно успешно справляется, что выражается, если верить данным «Картины инфляции» Минэкономразвития, в невысоких темпах инфляции в 2017 году.

Согласно ведомству, в 82 регионах России рост потребительских цен остался в пределах инфляции, что является рекордным показателем для современной России.

На сегодняшний день новым вызовом для ФАС стало развитие цифровой экономики, где регулятор пока не имеет инструментов для эффективного регулирования.

В то же время ФАС активно работает в направлении внедрения единой информационно-аналитической системы, которая должна исключить возможность махинаций при проведении государственных закупок лекарств ЖНВЛП. Проработана методика регистрации предельных цен на ЖНВЛП.

Значительной синергии удалось достичь по части оборонзаказа, который переориентирован на принципы конкуренции, а также ФАС удалось достичь успеха в сегменте связи – принят закон о регулировании оборота СИМ-карт, проработаны основы регулирования мессенджеров.

А вот в области реализация ГЧП-проектов - продолжает оставаться угроза конкуренции.

С одной стороны, ФАС выступает против возмещения государством 100% затрат частному инвестору и вроде бы абсолютно логично требует исключить «непрозрачные и неадминистрируемые требования» из процедуры торгов на заключение концессионных соглашений. Но с другой стороны, это ставит под угрозу реализацию крупных инфраструктурных проектов в стране, в том числе в формате государственно-частного партнёрства.

Получается, что ФАС стремится фактически приравнять концессионные соглашения к госзакупкам? Есть ли в этом большой смысл? Не думаю.

Очевидно, регулятор видит опасность в концессионере, который, зачастую не неся инвестиционной нагрузки, может попытаться получить выплаты из бюджета. Но данные потенциальные формы мошенничества можно отсечь ещё на этапе согласования самих проектов.

Действия ФАС в данном направлении вполне способны подорвать устойчивость института ГЧП.

ФАС России совместно с Ассоциацией европейского бизнеса подготовлены разъяснения положений Кодекса поведения автопроизводителей и автодистрибьюторов, а также функционирует Экспертный совет по развитию конкуренции в сфере машиностроения.

Несмотря на это, вопросы, связанные со взаимоотношениями автодистрибьюторов и дилеров по части продаж и сервисного обслуживания транспортных средств, продолжают оставаться нерешёнными.

ФАС считает, что у автодилеров есть возможность влиять на стоимость сервисного обслуживания благодаря их монопольному положению и считает цены на ремонт необоснованно завышенными.

Дилеры «прикрываются» тем, что договор с дистрибьюторами заключается всего на один год и не позволяет окупить инвестиции.

В то же время, кто как не дилер у нас в стране отвечает за качество перед потребителем?

На мой взгляд, единственно верным решением здесь будет разделение сервисного обслуживания и продаж автомобилей.

Во-первых, это улучшит саму конкурентную среду как в продажах, так и в обслуживании.

Во-вторых, такое решение скорее всего приведёт к снижению стоимости обслуживания автомобилей даже во время гарантийного периода, поскольку официальные сервис центры получат право обслуживать авто всевозможных марок.

Подобная схема успешно зарекомендовала себя в странах ЕС. По-моему, здесь ФАС совсем не нужно опять изобретать колесо.

Ранее было обращено внимание на то, что 60% представителей бизнеса не видит единства регуляторного пространства на уровне правоприменения.

Этот недостаток связано с тем, что ФАС опирается в большинстве случаев на результаты выездных проверок, в ходе которых возникает огромное число вопросов к пределам полномочий регулятора.

В данном аспекте считаю целесообразным обратить внимание на такой инструмент контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, как комплаенс - соответствие деятельности любой организации комплексу сводов и правил, которые предусмотрены регуляторами соответствующей отрасли экономики.

ФАС вполне по силам запустить такой процесс. В итоге бОльшее количество компаний начнёт экономить собственные средства, не потеряет репутацию и контрагентов, а уровень довольных правоприменением существенно возрастёт.

По части формирования тарифной политики, на мой взгляд, ФАС необходимо опираться не только на развитие соответствующего сегмента законодательства, но и на более тесное взаимодействовать с региональными тарифными органами. Это позволит добиться сопоставимого делового климата во всех регионах страны.
Tags: ФАС, антимонопольная политика, антимонопольная политика РФ, федеральная антимонопольная служба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments